Дневник Проклятого. Часть 1

Morket

Игрок


Начало

Я помню те дни, словно они были вчера, я прошел долгий и тернистый путь, полный боли и испытаний, я видел смерть и жизнь, радость побед и горечь поражений и я хочу оставить после себя хоть что-то, я хочу поведать свою историю.​

Имя, что дано мне от рождения, Эйнгар, а род свой я давно позабыл, я уроженец Лордерона, а единственное, что я помню о себе, это то, что он был побочной ветвью одного из дворянских домов Лордерона, что именовали столпами. Родился я за 20 лет до открытия тёмного портала. Помню, что рос я в любви и заботе, не ведая нужды, не видя зла и опасности этого мира, я помню те светлые и радостные деньки, хоть и несвязанными обрывками, что периодически всплывают у меня в сознании. Я помню наставления отца, что был великим воином и рыцарем, в чести которого никто не сомневался, с детства он учил меня рыцарским постулатам чести, я помню мать, что постоянно ругалась с отцом, касательно того, что я слишком юн для этого, помню прислугу, что постоянно что то делали в поместье, но я не помню лиц и имён.​

С тем моментом, как только мой разум и тело по мнению отца были готовы, а случилось это примерно к 10 годам, он стал учить меня военному ремеслу, он видел во мне своего преемника, а его учение было жестоким и даже беспощадным, часами я проводил в учении: грамота, этикет, дипломатия и конечно искусство войны, во всех своих проявлениях.​

Месяц за месяцем, преодолевая боль и самого себя, я постигал то, что ляжет в основу меня.​

Параллельно изматывающим тренировкам, меня познакомили с девочкой из рода, что были близкими друзьями и товарищами моего, звали её Виланира Ла Бленк, и о свет, как же она была ослепительна и прекрасна, помню, как мое сердце на мгновение замерло а разум не смог даже сформировать нужные слова для приветствие и из моего рта вышла какая то тарабарщина, на что она лишь мило посмеялась. Всё своё свободное время, коего было немного мы проводили вместе, гуляя по парку и улочкам Лордерона, эти дни были столь яркие, что воспоминания о них ничуть не помутились. Однако в этой маленькой и хрупкой девочке обитал настоящий воин, в один яркий и солнечный день я отрабатывал удары на деревянном манекене, а она взяла второй тренировочный меч, восприняв это как шутку, я объяснил ей, как правильно делать замах и её удар, который я чудом успел парировать был, как мне показалось, наполнен истинной силой титанов. Другой же случай более показателен. Гуляя по городу и наслаждаясь вечным шумом городской черты, я невольно засмотрелся на одну пылкую особу и заметив это, Виланира врезала мне по носу, да так сильно, что кровь фонтаном вырвалась из моих ноздрей, но благо, обошлось без перелома, с учётом того, что это произошло спустя 4 года после нашего знакомства и того факта, что родители уже успели объявить о нашей помолвке, этот случай дал мне явно понять, что наша будущая семейная жизнь будет лишена стандартных представлений.​

К 16 годам мы стали мужем и женой. Свадьба была размахом на пол королевства, пир на весь мир, как любят говорить. Музыка и пляски, еды, что не счесть глазами, даже всеми нами любимый король, направил свои поздравления и пожелания, которые передал наследный принц нашего прекрасного королевства, Артас Менетил, с которым я удостоился чести познакомиться и который показался мне выскочкой, коих ещё надо поискать.​

К 17 годам меня посвятили в оруженосцы главы основной ветви нашего рода, я помню его имя, Реджинальд, помню лицо, что лишено эмоций, помню, что он напоминал монолитный камень, что не сдвинет с места, даже самый сильный шторм. Находится подле него было значимым опытом, я считал, что учился у лучшего.​

1685579759_gagaru-club-p-osobnyak-fentezi-fon-1.jpg


Война

Учение рыцаря, которому я служил, было ещё более жестоким, чем у моего отца, очень часто мои ошибки обходились словесным выговором, но часто я получал крепкой ладонью по затылку, да так сильно, что видел звёзды. Однако уроки, что я получал, были столь ценными, что любой оруженосец был бы готов отдать голову, ради этого.​

Дни сменялись ночами и каждый рассвет предвещал что-то новое и к 20 годам я отправился в Штормград, сопровождая своего господина. Это был обычный светский визит от лица нашего дома, милые беседы, торговые соглашения и прочие радости благородной жизни, которые я никогда не понимал. Штормград был восхитителен, огромен, он воистину превзошёл моё воображение, жаль только, что большую часть времени, проведенную там, я проводил подле своего рыцаря, стараясь делать умное лицо, попутно усваивая полезную информацию из, казалось, бесконечных бесед благородных господ.​

И дело шло к своему завершению, я постепенно собирался домой, предвкушая встречу с женой и колокола начали бить, словно само небо было готово свалиться на наши головы а сотни горнов начали издавать рык, подобный драконьему рёву. Сэр Реджинальд вернулся с лицом, мрачнее обычного, посмотрев на меня, он лишь сказал, что наше возвращение домой, откладывается на неопределенный срок с наставлением готовить свой клинок.​

Я был юн и глуп, я представлял себе войну, на которой я никогда не был, как место, где я смогу прославиться и заслужить рыцарский титул, один лишь вопрос беспокоил меня, с кем?​

Подготовка к чему то шла полным ходом, войско собиралось с темпами удара молнии, я был в неведении, не знал, у чему готовиться, что меня ждёт, лишь юношеский задор меня поддерживал., а дополнил мои беспокойства, сэр Реджинальд, что вызвался отправиться в разведку. Медленно двигаясь на лошадях в сторону востока, я лицезрел густые леса и людей, что со страхом на лице, покидали свои дома, забирая с собой лишь самое необходимое, бросая скот и всё нажитое непосильным трудом, вот она, цена войн, подумал я тогда. В какой то момент пути, когда я сильно расслабился, не ожидая встретить противника, про которого мне даже никто толком не поведал, лишь назвав их чудовищами, я заметил движение в чаще леса и заметил его слишком поздно, ибо сразу после этого, я заметил летящий в нас каменный булыжник, который чудом не попал в нас, а после этого рык, что напоминал голодного зверя и огромные зеленые существа, вооруженные и облаченные в тряпки и шкуры напали на нас из лесу. Ярость явно читалась с их лиц, он хотели лишь нашей крови и словно оползень, они сбили нас с лошадей, напугав их. Я ударился головой, в глазах всё плыло и в голове были не самые утешительные мысли, я наблюдал, как три зеленокожих чудовища постепенно уничтожают наш патруль, что состоял из десяти бравых воинов. Попутно приходя в себя, я увидел, как сэр Реджинальд определенно не хотел сдаваться, он сражался как лев, убив одного из них, вонзив ему клинок в грудь, он явно воодушевил тех, кто был ещё жив и меня в том числе, остатки отряда начали их теснить, заходить в слепые зоны, постепенно изводя их, нанося не смертельные, но болезненные удары. И покуда шёл бой, я лишь наблюдал за ним, не осмелившись вступить в него, но после заметил ещё одного, в кустах, он подобно тени, выжидал своего момента и когда сэр Реджинальд открыл ему свою спину, он решил действовать, я собрал всё мужество, что осталось во мне и действуя на опережения, крича, побежал на него, выставив клинок вперед, что вонзился ему в брюхо. Он явно не ожидал этого, на лице его удивление смешалось с отчаянием и после он пал. Это не было грандиозной победой, но мы победили, потеряв пятерых, мой первый противник, что пал от моей руки, не был повержен по законам чести, лицом к лицу, но всем было на это плевать, я спас жизнь своему рыцарю, что он отметил и одобрительно похлопал меня по плечу, в тот момент, когда я держал окровавленный бурой кровью клинок, трясущимися от страха руками.​

Это не было похоже на войну, что я представлял себе, это была бойня, мы теснили их, побеждали в битвах, страх, что я испытывал ранее, постепенно начал сходить на нет, взамен пришла пустота, созерцая поле, усеянное телами павших, горящие всепоглощающим пламенем дома обычных мирных жителей я понял, что такое война. Мы успешно обороняли окружающие земли, те, кто явились из ниоткуда, явно не ожидали такого отпора, но мы не понимали их, в той же степени, что и они не понимали нас. Спустя 3 года кровопролитных битв было понятно одно, в их рядах ощущался хаос и разлад и мы уже предвкушали победу, но словно гроза среди ясного неба, они обрели второе дыхание и теснить уже начали нас, наши потери было не сосчитать, а каждый бой мог стать для меня последним, мы постоянно отступали, теряли земли, мы уже знали, откуда они взялись, но не знали как, но я так и не узнал, по крайней мере на тот момент.​

В конечно итоге нас оттеснили к стенам Штормграда и началась осада, я помню голод, испуганные лица мирных жителей, что прятались по подвалам, помню лица солдат, что уже отчаялись и не верили в победу.​

В один из дней долгой и изнурительной осады, когда тучи на небе были черны и тьму периодически освещали молнии, сэр Реджинальд вызвал меня к себе, он был мрачнее обычного и лишь сказал мне: “Ты достойно проявил себя за эти годы, ты познал, что такое настоящая война и твоя ребяческая натура умерла там, на кровавых полях сражений, ты понял, что значит быть воином и ты готов стать рыцарем, ибо этот бой может стать для нас последним, преклони колено”. После, меня посвятили в рыцари, я принёс клятву, я не испытал восторга, не испытал радости, я понимал, что теперь, я не имею права на ошибку, так как вступлю в свой, возможно последний бой, уже в качестве рыцаря Лордерона.​

В последние день, мы сдерживали их столько, сколько могли, ради одного, дать время на подготовку к отступлению по морю, ибо все понимали, что мы не сможем устоять и когда уже почти всё было готово и бой завязался на стенах, я увидел, как огромный топор вонзился в шею сэра Реджинальда, удар очевидно был смертелен и словно моё сознание помутилось, с боем прорвавшись к нему, он посмотрел на меня глазами того, кто уже давно был готов к смерти и лишь протянул мне кулон и родовой перстень, я понял зачем, взял их и испустив последний вздох, рыцарь, которого я считал монолитным камнем, пал.​

Когда пали стены, мы отступили к порту, орда, словно рой кровожадных тварей, ринулись за нами, город уже был пустой, лишь небольшие отряды, что пытались сдержать чудовищ, что оставляли после себя лишь хаос и разрушение.​

Погрузившись на корабли, последнее, что я созерцал, пепелище прекрасного города, что некогда так взбудоражил моё сознание. Так закончилась моя первая война.​

c1f5ba9fd4a8f6a0d7b7601429406b4a.jpg
Новый путь


Наше отступление сильно ударило по боевому духу, я потерял друга и наставника, но от части был счастлив, наконец то встретить отца, мать и жену. Ослабевшие, израненные, мы пришвартовались в порту Лордерона и встретили нас не с фанфарами, людей, что потеряли свои дома, приняли как беженцев, король Штормграда и его свита отправились на аудиенцию к королю Теренасу, я же, словно забыв об усталости, ринулся домой. Меня встретили со слезами и крепкими объятиями, все считали, что я погиб, ибо почта по какой то причине не доходила до них, но все смотрели на меня так, словно не узнавали, словно я чужой, понимание тому было, как я считал, я покинул дом мальчишкой, вернулся мужчиной, воином, что видел смерть, кровь и разрушение, но ответ был иной.​

Единственная, кто смотрела на меня всё так же, моя жена, Виланира с ласковой улыбкой, наполненной любви и радости, подошла ко мне, а после, врезала мне в челюсть так, что я чуть не потерял сознание, оно было заслуженным, ибо я даже толком не успел с ней попрощаться, но после обняла так, что захрустел позвоночник.​

На некоторое время, наступило затишье, мирные деньки, только я потерял спокойствие и сон, постоянно видел картины лиц, обезображенных в гримасе ужаса залитые кровью, поля трупов, что каждый раз смотрели на меня взглядом, просящим помощи. Я начал сходить с ума, лишь тренировки помогали мне согнать эти мысли, дополняя это алкоголем.​

Не забыл я и о последней воле сэра Реджинальда и прибыв в поместье, я передал скорбные вести, сообщив как пал мой наставник и один из величайших воинов которых я знал, передав регалии, что принял на стенах Штормграда, я не смог смотреть на скорбный плач его вдовы и детей и поспешил удалиться.​

И так продолжалось до тех пор, покуда мне не пришло письмо, в котором сообщалось о создании ордена воинов, что несут за собой свет и созидание, ордена паладинов Серебряной Длани и мне оказали великую честь присоединиться к ним, которую я с гордостью в сердце принял.​

Следующий год прошёл в учении, ибо учили меня не воинскому мастерству, но смирению и понимаю, что со временем принесло в мою жизнь покой, которого мне так не хватало, я отпустил тяжесть воспоминаний войны, принял смерть тех, кто отдал свои жизни так, но не забыл их и никогда не забуду. Там же я встретил великих личностей, которых, без зазрения смог назвать наставниками ибо каждое их слово было наполнено мудростью, которую я постигал. Я поменялся, отец и мать теперь смотрели на меня, как прежде, а Виланира стала меньше ворчать.​

Покуда я постигал учение света и себя, сформировался альянс, что было утешением для многих, ибо все считали, что вместе, мы выстоим перед врагом и защитим, что нам дорого.​

Я был счастлив и после того, как меня сочли достойным, с сердцем, преисполненным гордостью за оказанную честь и возможность, я принял сан паладина.​

И было я подумал, что наступят мирные деньки, но увы, нет. Вскоре, начали приходить удручающие и устрашающие вести и том, что зеленокожие начали формировать свой союз и к ним присоединились лесные тролли, все мы понимали, что война рано или поздно грядет и через некоторое время, орда вторглась в Каз Модан. Это ознаменовало начало новой войны, второй с момента открытия темного портала.​

Мы готовились к ней, постоянно наращивая мощь, и когда Орда ударила по нам, мы были к этому готовы, по крайней мере я так думал. По нам ударили с двух направлений, орда победным маршем прошла по землям альянса, захватывая всё новые и новые земли, возводя крепости, опустошая поселения. Нас теснили, постоянно, невольно, старые раны начали скулить, словно голодная собака, вспоминая ужасы первой войны. Стоило учесть, что к войне готовились не только мы и готовились они очевидно лучше. Я, под предводительством Лотара, сражался во внутренних землях, вкладываясь в каждый удар, продумывая каждый свой шаг, ибо было понимание, наше поражение может привести к общему краху, все мы сражались словно в последний раз, не жалея сил, многие пали, а те кто выживали становились лишь сильнее, меня же вела не жажда мести и крови, но желание уберечь и спасти тех, кто станет жертвой этих тварей.​

Спустя почти год, Лордерон почти окружили. орда по какой то причине знали о передвижении наших войск и караванов с провизией, что навело на неутешительные мысли, но ответа не было.​

Помню, как Утера Светоносного и паладинов ордена Серебряной Длани, отправили с гуманитарной миссией, помочь голодным, больным и обездоленным, но кто бы мог подумать, что мирная миссия в итоге выявит предательство лорда Перенольда и Альтерака в целом, там мы нашли ответ на вопрос, что мучил нас, как орда узнаёт о наших манёврах и путях снабжения.​

Но предательство Альтерака не осталось без следа, орда прорвала нашу оборону и взяла Лордерон в осаду. История циклична, подумал я тогда, стоя на стенах и созерцая армию противника, но в этот раз, там, за этими стенами были все, кто мне дорог и я был готов защищать их даже ценой своей жизни. Мы сошлись с ними в схватке, но не смогли победить, судьба Лордерона, а после и всего альянса мне казалась уже предрешенной, я не терял боевого духа, поддерживал воинов, что впадали в уныние и панику, мы должны стоять до конца, и каким было моё удивление, когда мы узнали, что почти всё войско орды, что взяло в осаду Лордерон, отступили, оставив лишь крохи своих сил. Мы воспользовались моментом и перебили остатки сил. Лордерон был в безопасности, но война ещё не была окончена. Вскоре после этого, прошла весть, что немалая часть войска орды была поражена драконьим пламенем.​

Боевой дух и вера в победу вновь вернулись к нам всем, мне казалось, что победу в этой войне, можно увидеть на горизонте заходящего солнца и отчасти я был прав. Лотар повёл войско к Чёрной горе, пристанищу орды в этих землях, там должен был состояться последний бой, бой за жизни и свободу альянса. И казалось, что дни их сочтены, Лотар принял вызов вождя Орды и их бой был воистину великолепен, но Андуин Лотар пал, для меня, это был как удар в сердце, я не мог поверить своим глазам и невиданная доселе ярость воспылала во мне, что была подхвачена от Туралиона, что поверг вождя Орды и после, едиными силами, словно стальным кулаком, мы низвергли наших врагов и закончили эту войну.​

После войны, я вернулся в отчий дом, там я узнал о том, что моя жена тоже участвовала в этой войне, став прекрасной воительницей, которую превозносили многие воины, для меня это стало шоком, но после, я принял это, в ней всегда было это, зерно настоящего воина, которое проросло и отчасти я был рад, что она вернулась живой. После, восстановление земель, я постоянно слышал новости о том, что павший под натиском орков Штормград постепенно восстанавливают и с моего сердца упал ещё один камень.​

Наступили мирные годы, я исполнял свой долг в качестве паладина, Виланира обучала будущих защитников Лордерона и воспоминания об очередной войне постепенно начали теряться в глубинах нашего сознания. Одно лишь печалило, у нас никак не удавалось зачать дитя.​

Chronicle_Second_War (1).png
Падение


Конец моего пути ознаменовала встреча с принцем Лордерона, Артасом Менетилом, спустя столько лет после нашей первой встречи, он окреп и возмужал, я более не видел в нём того, что увидел при первой встрече и уже в столь юном возрасте он был готов вести за собой людей. Его отец и наш король отдал его под стяг нашего ордена, дабы он принял наше учение и научился смирению и сдержанности, которых ему так не хватало и хочу написать, что у него это получалось.​

Я не столь часто виделся с ним, но слухи, что доходили до меня были утешительными, я был рад, что со временем нашего достойного короля сменит не менее достойный сын его.​

Альянс же дал трещину, что поразило меня до глубины души, неужели они так быстро забыли ужасы войны, подумал я тогда, неужели мирные годы привели к склокам между королевствами.​

Спустя время стали поступать ужасающие донесения о чуме и нежити, что набирала обороты день ото дня, все мы приняли в этом участие, все мы забили клин в наше общее будущее и хоть я и не бился плечом к плечу с принцем и Утером, прекрасно помню всё, что происходило в те жуткие дни.​

Мне поручили задание, проверить поместье “Остывший очаг”, ибо доходили донесения о распространившейся болезни, это новость уже не была новой, эти донесения начали поступать практически со всей округи. Прибыв на место с отрядом, глазам предстала неутешительная картина, люди были похожи на ходячих мертвецов, бледные с потухшим взглядом, моё внимание приковала девушка, с достаточно красивым амулетом на шее, что достаточно игриво создавал блики на солнце. Мы осмотрели округу, опросили жителей и ничего, что могло стать причиной, выявить не удалось, мы были бессильны, наши попытки исцелить жителей, увы, к успехам не привели и мы отбыли обратно, но стоило нам вернуться и доложить о результатах расследования, тут же пришло донесение о том, что все окружающие поселения захватили орды нежити. Нам пришлось вернуться, мы гнали лошадей, словно преследуемые жутким зверем, а прибыв на место, мы поняли, что мирных жителей и след простыл, лишь орды нежити и чума, что осквернила даже землю. Бой был тяжелый, казалось, что нежити не было конца и края, но мы справились и очистили это место, истощенные и израненные мы принялись собирать тела в кучу, дабы придать их огню и каков был мой шок, когда я увидел среди тел зомби, на шее которого был тот самый амулет, залитый кровью.​

Лишь через некоторое время стало известно о том, что причиной пандемии было зерно, зерно зараженное чумой, было очевидно, что это попытка пошатнуть нашу веру, обороноспособность, вселить в наши сердца страх, только зачем? А что самое главное, кому это понадобилось, кто тот кукловод, что дергал за нитки, сидя за пеленой тьмы?​

И так, пришли вести о том, что принц сошёл с ума, что он желает предать Стратхольм огню и мы, во главе с Утером Светоносным отправились туда, остановить безрассудство, вернуть потерявшего путь сына Лордерона домой. Моё мнение об Артасе изменилось, в его глазах всё так же горело пламя, но это пламя больше не несло желания привнесения света и справедливости в этот мир, он жаждал крови и мести, хоть и говорил он устами того, кто желает спасти нуждающихся. Я не мог принять этого, я понимал, что встав на этот путь, я никогда не прощу себя и отправился с Утером обратно в столицу, как и многие из нас.​

Но сердце было неспокойно, этот город был для нас священным, поэтому весь путь мы провели храня молчание.​

После того, как Стратхольм был сожжен, что стало для всех нас непоправимой утратой и скорби нашей не было конца, вести о принце почти не поступали, лишь то, что он отправился далеко на Север, в земли, что окутаны вечными снегами и хладом и что именно там, находятся те самые кукловоды.​

И долгое время я занимался защитой земель от нежити и чумы, что не собиралась отступать из наших земель, каждый раз, видя обездоленного, голодного, я пытался не только помочь ему хлебом и приютом, но вселить надежду, ибо без неё все мы будем обречены. Так, спустя время, в народе меня прозвали Вестником Надежды.​

Семейная идиллия же была крайне своеобразной, моя жена воистину обладала боевым духом, достойным величайших воинов, воодушевляя солдат хранить и защищать земли от новых напастей. И так минуло несколько месяцев, что ознаменовались возвращением принца домой. Это был ярчайший из праздников, что мне доводилось видеть, принц, что положил конец ужасам, что охватили наши земли, принц, что вернулся с победой домой, сердце короля, наконец успокоилось и впервые за долгое время я мельком увидел улыбку на его лице. Глубоко в душе я простил Артаса за его поступок, ибо как бы тяжело не было это осознать, этой жертвой он возможно не допустил падения всего королевства.​

И вот он, в окружении своей свиты, но облаченный в доспех, инкрустированный черепами и мехом, под стать землям, в которых он был, идёт по главной улице столицы, люди ликовали, усеивая его путь лепестками цветов, я же, стоял и бдил за порядком, лишь наблюдая за его возвращением, погруженный в мысли о том, что вновь наступят мирные годы. И как же я ошибался.​

На город обрушились смерть, пламя запылало, орды нежити возникли из неоткуда, а кровь полилась рекой, мы не были готовы, никто из нас, никто не знал что произошло, никто не понимал, что надо делать, началась паника, единственное, что я мог сделать, спасти как можно больше и я сражался, как в последний раз, я не щадил себя, спасти их, защитить, моё сердце разрывал долг и страх за родных, но я понимал, что Виланира знает что делать, глубоко в душе я понимал, что она уже эвакуирует горожан.​

Я не знаю, сколько мне удалось спасти в тот роковой час, но помню того воина, что был облачен в жуткие доспехи, что источали смерть, наша битва не была за честь, я понимал, что живым уйдет лишь один из нас и понимал, что возможно, это буду не я. Удар за ударом, я обрушивал на него возмездие, кару за то, что они сотворили, но, стрела вонзилась мне в спину и не прошло мгновения, как клинок того воина вонзился мне в сердце, отчаяние и сожаление, ярость и гнев, тогда я понял, что не был готов к смерти, а дальше, лишь кромешная тьма.​

final1.jpg

 
Фоновая музыка
Последнее редактирование:

JoraU

кто здесь?
Сюжетовод
Ментор
 
 
Discord
Жора#3693
паверфулл енеми
 

Ordi

Вставить имя
Команда форума
Строитель
Хранитель
Ментор
 
 
 
 
 
 
 
Discord
lil.ordi
Могущественно
 

NiteEx

Легенда
Сказитель
Сюжетовод
 
 
 
Discord
NiteEx
Могущественный Leader of Ebon Blade Group
 
  • Нравится
Реакции: Ordi
Верх